Национальный оперный центр

За последние два десятилетия в России произошли колоссальные политические, экономические, социальные изменения. Они естественным образом привели к столь же радикальным социокультурным переменам. В частности — в том, как академическая музыка существует в обществе и взаимодействует с ним.

С одной стороны, практически прекратила существование широкодоступная разветвленная система, дававшая миллионам начальное и среднее музыкальное образование, просвещавшая в музыке: бесплатные детские музыкальные школы, самодеятельные хоры и оркестры, вокальные и танцевальные студии в домах и дворцах культуры, дешевые детские концертные и театральные абонементы и т. д. А ведь именно благодаря этой системе формировался слой компетентных, разбирающихся в предмете слушателей филармоний, зрителей оперных и балетных театров.

Здесь Россия соответствует общемировому тренду: академическая музыка повсюду теряет аудиторию, и ее деятели повсюду озабочены проблемой: старые поклонники постепенно убывает, новых не прибавляется, потому нужно как-то привлечь молодежь, вызвать у нее интерес, который перерос бы в потребность, а затем и в любовь к операм и симфониям.

С другой стороны, по-прежнему, даже не в умах, а в подсознании существуют традиционные представления о культурной иерархии, в которой академические жанры котируются выше поп-культуры, и пойти на симфонический концерт и в оперу престижнее, чем на эстрадное шоу. Притом, сами академические жанры в борьбе за жизнь активно осваивают приемы шоу-бизнеса. В них все больше маркетинговых штучек, характерных для сферы попсы: разнузданной наглой рекламы, дезориентирующей неискушенного, но ввиду той самой престижности «тянущегося к высокому и прекрасному» потребителя. В результате за его же большие деньги ему под видом «мировых звезд» и «знаменитых исполнителей» предлагают, например, певцов, давно потерявших голос (если он у них вообще когда-нибудь был). В результате, неискушенный, обманутый рекламой слушатель получает стойкое отвращение к «высокому искусству».

Но насколько легко надуть новичка, настолько труднее в наше время стало обмануть настоящих знатоков и ценителей. Совершившаяся революция в сфере информационных технологий сделала, во-первых, невозможными фальшивые репутации — что бы ни писали маркетологи и промоутеры в афишах, любой может на YouTube, в торрентах, в социальных сетях и т.д. немедленно по оперативным, сделанным буквально вчера, записям проверить, какова нынешняя творческая форма звезды. И так же новое яркое дарование немедленно становится известно всему Интернету, а, следовательно, и всему миру. На основании этих личных впечатлений возникает естественное желание увидеть-услышать живьем действительно талантливых, реально высококлассных артистов.

Решению всех этих проблем и призвана способствовать автономная некоммерческая образовательная организация культуры «Национальный центр оперного искусства в Санкт-Петербурге», сокращенное наименование «Национальный оперный центр».

Он намеревается принимать участие в функционировании всей музыкальной вертикали: от преподавания начал сольфеджио маленьким детям до гала-концертов суперзвезд, а именно: — возрождение традиций домашнего музицирования, музыкальных игр с детьми; — камерные концерты в музеях-квартирах композиторов, в лицеях, в вузах: популярные программы в исполнении начинающих и раритетные — в исполнении известных артистов, которые могут привлечь к академической музыке новых слушателей; — освоение неожиданных площадок: привнесение музыки в городскую среду, не просто возрождение традиции парковых концертов, а crossover-акции: например, концерты в галереях современного искусства, соединенные с перфомансами. Сама синтетическая природа оперы предполагает включение в форматы работ Центра изобразительного, драматического, танцевального, кино- и других жанров искусств; — совместные концерты звезд и совсем маленьких исполнителей, что даст возможность соединить в одном зале поклонников знаменитостей и родителей: первые убедятся в ценности музыкального образования и, возможно, выберут его для своих детей, вторые укрепятся в выбранном для ребенка пути; — организация гастролей действительно актуальных исполнителей, главных действующих лиц европейской и мировой оперной сцены (опыт Московской филармонии показывает, что интерес продвинутой, в том числе благодаря Интернету, аудитории к ним огромен), а в рамках этих гастролей — благотворительных мастер-классов для студентов музыкальных учебных заведений и начинающих российских исполнителей.

Особое значение уделено реализации фандрайзинговых программ, требующих возражения в посткризисный период, которые способствуют деятельности Центра в качестве площадки взаимовыгодного партнерства бизнеса, власти и общества.

Необходимость давать деньги на академическое искусство легко доказать даже тому, кто этим искусством не слишком интересуется. Любой политик или бизнесмен согласится, что его ребенок, попав на улице в толпу, идущую с оперного спектакля или симфонического концерта, будет в гораздо большей безопасности, чем в толпе фанатов, расходящихся с фестиваля транс-музыки или спортивного матча. Академическое искусство выполняет важнейшую социальную функцию — оно цивилизует людей, снижает в обществе уровень агрессии, воспитывает вкус и развивает человека как личность.

Все это — и многое другое — предмет интереса и сфера деятельности Национального оперного центра. Объединяя просветительскую, образовательную и благотворительную миссию, он будет способствовать позитивным изменениям в обществе. Одно из них — возможность нам и нашим детям ощутить себя жителями единого культурного пространства, независимо от социального положения и региона проживания.